На главную

Биография

Новости

Интервью

Пресса

Фотоальбом

Интересное

Песни

Форум

Гостевая

От автора

 

На Ура!

Вероятно, от бессилия выявить своеобразие нынешних советских эстрадных музыкантов прижилась привычка подбирать для них зарубежные аналоги. И всё-таки, как попеняешь обитателям нашей бескрайней: если нет у них настоящего Дитера Болена, то есть "свой Болен" - так порой называют Алексея Глызина.
Глызин родился на окраине Москвы, в районе Лосиноостровской, что за ВДНХ. В детстве Алексей не только пел с родителями на дачной террасе, не только воображал себя концертирующим пианистом, посещая музыкальную школу по классу фортепиано, но начал мастерить самодельную электрогитару с колонками. После восьмилетки решил, что в этих навыках поможет радиоаппаратостроительный техникум, где и проучился три года. Однако незадолго до окончания и распределения ушёл и пристроился в мытищинский ансамбль играть на танцах.
Лично я уважаю стремление любителей к профессионализму, которое наблюдалось когда-то, а нынче почти всё иссякло. Всё же не без пользы "терроризировали" музыкантов всевозможные "цензоры" вопросом: "Диплом имеется?" Многие мои знакомые и по андеграунду, и по официозу, среди них Глызин, чтобы "не дразнить гусей", пристраивались хоть в какое-нибудь музыкальное учебное заведение. Знаменитым в этом смысле крышей было Тамбовское музучилище. Обучение заочное. Хочешь - получай знания, не хочешь - диплом, в общем-то, можно добыть и "малой кровью". Глызин, правда, перешёл оттуда в Московский институт культуры и почти буквально трубил там первое время на дневном отделении эстрадно-духового факультета.
Опять-таки, как ни ругай службу в армии, но и она стимул к учёбе. Впрочем, в равной мере и прерывает учебный процесс, принуждая терять квалификацию, если, конечно, не пристроился и там по специальности. Алексей служил на Дальнем востоке, близ китайской границы, младшим авиационным специалистом. Потом всё таки взяли в музыкальный взвод.
А затем открывается тот самый послужной список, который выдаёт, что Глызин не вчера и не вдруг появился на эстраде. Работал в Чечено-Ингушской филармонии в ансамбле "Верность". Вновь вернулся в Москву играть на танцах. Потом - ВИА "Добры молодцы", с которыми в 1976 году Глызин стал лауреатом конкурса "Красная гвоздика" в Сочи. После - "Самоцветы" С Маликовым и Пресняковым старшими. Амурская филармония - ансамбль "От сердца к сердцу". ВИА "Ритм" и "Весёлые ребята", где Глызин встретился с начинающей тогда Аллой Пугачёвой.
Молодые вряд ли знают, но все перечисленные ансамбли были весьма популярны в те времена. Чуть-чуть приближались к сегодняшнему стилю разве что "Весёлые ребята", хотя их тогдашний "а ля рюс" был куда мягче, наивнее и "правильнее".
Сказать, будто Глызин пользовался большим успехом уже в те годы, - сильно преувеличить. Не случайно он часто менял команды, надеясь выдвинуться со вспомогательных ролей. Конечно, артист сделал смелый шаг, затеяв собственную группу "Ура!". Хотя произошло это всё же не только от великой страсти обнаружить собственное лицо, но и на общей волне - бывшие ансамбли распадались.
Сегодня Алексей утверждает, что исполняет мелодический рок и тяготеет к харду. Это самое правильное, что нынче надо утверждать, тем более, что самостоятельный слушатель вряд ли обнаруживает отчётливые черты рока в эстрадных песенках, которые сочиняет для Глызина барабанщик группы "Ура!" Виктор Чайка на слова Симона Осиашвили. Иногда репертуар дополняется песнями Крутого.
Вот, собственно, и всё о человеке, в котором я вижу мало сходства с Дитером Боленом. Однако, почему бы не понадеяться, что имя - Алексей Глызин - будет известно не только сегодня, но и завтра и не только почитательницам, но и широкому кругу ценителей эстрады.

НИНА ТИХОНОВА
журнал "МЫ", 1991 год, №8