На главную

Биография

Новости

Интервью

Пресса

Фотоальбом

Интересное

Песни

Форум

Гостевая

От автора

 

   За кулисами и на сцене

   Иногда в жизни случается так, что с трудом веришь в происходящее. Так было и со мной, когда я поехала в Киев, на концерт Алексея Глызина.
   Если не сталкиваться воочию, то обычно трудно представить, насколько хлопотное это дело – организовать такое грандиозное шоу. Мне повезло оказаться в самой гуще событий.

   Киев встретил хмурой погодой и мокрым снегом... Приехав в НД "Украина", я первым делом нашла Стаса Пряникова, административного директора Алексея Глызина. Попытка связаться с ним по телефону была неудачной – по определённой технической причине у человека не работал мобильник. У того, на чьи плечи возложена организация всего мероприятия. Ему можно было только посочувствовать.
   Меня определили в гримерку Глызина. К сожалению, там находились только его сценические костюмы. Оставалось ждать их владельца. Из маленького динамика над зеркалом доносились звуки проходившей репетиции: музыканты настраивали аппаратуру, репетировали отдельные проигрыши... Часто произносились термины, о значении которых я могла только смутно догадываться. Так длилось около двух часов.
   Разговоры музыкантов разбавил знакомый голос – приехал Алексей Глызин. Несколько минут – и я уже слышу из динамиков:"Ветер, ветер, ветер-бродяга..." Сигнал к тому, что в гримёрке делать нечего. Я спустилась в зал.

Алексей Глызин   
Алексей Глызин прислушивается к игре музыкантов
   Репетиция шла, как по плану: Алексей общался с музыкантами, давал рекомендации, подходил чуть ли не к каждому динамику, чтобы послушать звук. Одновременно работали ребята, занимающиеся съёмкой концерта. Настраивали камеры, свет, звук... Спустя некоторое время в зале появилась Соня Глызина с двумя девушками. Она прошла мимо меня, а я только наблюдала за всем происходящим, как зачарованная. Все трое сели на противоположной стороне зала.
   Минут через двадцать я заметила, что Соня поглядывает в мою сторону. Честно говоря, очень хотелось познакомиться с ней, но я не знала, как это лучше сделать. Придумать ничего не удалось, поэтому я просто подошла и представилась, на что Соня ответила улыбкой и дружеским рукопожатием. Очень милая, хрупкая и одновременно светлая девушка, как я себе и представляла. Я поинтересовалась, как правильно обращаться:"Сания или Соня". "Соня", – последовал ответ, сопровождённый милой улыбкой.
   Потом девушки ушли. А я всё думала, заметит меня Алексей или нет. Оказалось, все таки заметил! Он спустился со сцены, по-дружески обнял, заботливо поинтересовался, как дела, всё ли в порядке, так по-доброму, словно старший брат.
   Минут через десять на сцене я увидела ещё одну знакомую фигуру: приехал Виктор Павлик. Он сразу же включился в процесс, никого и ничего не замечая вокруг. Немного понаблюдав за репетицией, я решила вернуться в гримёрку, но по пути на пару минут задержалась на ступеньках у края сцены. Виктор тут же узрел меня и бросился с распростёртыми объятиями:"Ле-еночка! Приве-етик! Как дела? Как ты похорошела!" Его радость была настолько искренней, что это только добавило мне настроения.

Таня Овсиенко, Виктор Павлик, Алексей Глызин   "Грай, грай, водограй,
Грай для нас, грай..."
   Вернувшись из гримёрки в зал, я наблюдала следующую картину: Виктор Павлик и Таня Овсиенко исполняли песню "Водограй", а Алексей плясал. Это выглядело очень забавно. Вообще, вся репетиция время от времени переходила в шутку, что совершенно не мешало процессу. Заводилой, естественно, был Глызин. Закончилась репетиция буквально за полчаса до концерта. А дальше – полный дурдом! Только Алексей начал собираться, как пришли брать интервью. Атмосфера накалялась: то нет полотенца, то чай оказался остывшим. Прибежала гримёр. Это был, наверное, единственный момент, когда я успела рассказать Алексею про кучу писем от поклонников и даже передать их. Виктор Павлик подарил Алексею свой новый диск, но сказал, что отдаст его Соне (чтобы не потерялся). Виктор просто читал мои мысли! Я тоже приготовила диск, на который записала самые редкие песни Алексея и все думала, каким бы образом передать его Соне. Так что мы с Павликом показали диски Алексею и помчались отдавать их хранительнице семейного очага.

Алексей Глызин и Игорь Саруханов   
Алексей Глызин и Игорь Саруханов за пять минут до концерта
   Вернувшись, я застала следующую картину: при входе в гримёрку Глызина стоял Виктор Чайка и интеллигентно ругался. Смею заметить, что голос у Чайки далеко не тихий, поэтому Виктор походил на разгневанного Зевса, метающего громы. Не хватало только молний. Оказывается, по какой-то нелепой случайности его забыли привезти из гостиницы в "Украину". Это при том, что до начала концерта оставалось каких-то десять минут.
   Только взяли интервью, как вбежал запыхавшийся Игорь Саруханов. Оказалось, из-за непогоды задержали рейс, и самолёт, естественно, опоздал. Они несколько минут пообщались с Глызиным, Игорь дал листочек с текстом и убежал одеваться.
Алексей Глызин   
Горячий чай с лимоном – обязательный атрибут для Алексея Глызина перед концертом
Не скажу, что почерк Саруханова похож на иероглифы, но Глызину читать это было бы крайне сложно. Поэтому текст пришлось переписать на большие листы. Алексей забраковал размер букв, из-за чего слова песни пришлось переписывать по-новой. Но, как потом выяснилось, и этот шрифт оказался маловат.
   Буквально на ходу Алексей пил чай, давал последние распоряжения, возня вокруг нарастала... По идее, концерт уже минут пятнадцать как должен был начаться. У двери гримёрки нервничала девушка с рацией, умоляя, чтобы Алексей побыстрее собирался. На него, наконец, надели пиджак, последние штрихи гримёра и вот он – выход! В сопровождении нескольких человек (и меня в том числе), Алексей оказался за кулисами...
   Пришло мне время спуститься в зал, что на самом деле оказалось не так-то просто. Преодолев не одно препятствие, я все таки достигла цели.

Алексей Глызин   
"...и вот он – выход!"
   Зрелище было потрясающим! Сцена, звук, свет..."Приговор, приговор вынес я сейчас любви..." – грянуло на весь зал. На экранах сверкали молнии, изображалась буря. В течение всего концерта каждая песня сопровождалась тематической картинкой на экранах, что придавало определённый оттенок ощущениям зрителей, сидящих в зале. Особенно почему-то запомнилась заставка, сопровождающая "Осенний романс".

   Алексей поздоровался, извинился за опоздание на 18 минут 46 секунд и поблагодарил всех присутствующих, пришедших на его концерт. В середине фразы Алексей запнулся. Пауза была не случайна, потому что в этот момент Алексей окинул взглядом зал и не заметил пустых мест ("В зале был «биток»", – восхищенно делился он впечатлением от увиденного после концерта).
   Вступление к следующей песне многие восприняли, как "Зимний сад". И действительно зазвучал он, "Зимний сад-2". Зрители неожиданно тепло приняли песню, и первая вереница поклонниц потянулась к сцене с букетами... "Письма издалека", зазвучавшая следом, прямо задела за живое. Думали ли когда-нибудь Николаев и Крутой, сколько сердец завоюет этот шедевр в исполнении Глызина! Зал хлопал в ладоши и подпевал:"Сердце забыть никак не хочет..." Сердце "не забыло", и снова вереница поклонниц и куча букетов. На сцену вышел какой-то паренёк и унес целую охапку за кулисы. Но уже буквально через две песни у ног певца красовалась новая поляна роз. Смею заметить, что Алексей очень бережно укладывал букеты на угол софита, и если вдруг какой-то из букетов падал, Глызин обязательно наклонялся и поправлял его.
   "Мечты" – эта песня казалась совершенно новой. По крайней мере, я узнала её уже по припеву. Звучала она достаточно ярко.
   Песне "Африка" было придано иное звучание благодаря новым бэк-вокалисткам. Девушки брали самые высокие ноты и казалось, ловили кайф от происходящего, точно так же, как и зрители. (На самом деле, эти девушки репетировали всего только неделю, а за день до концерта заболела одна из троих, и её заменили, но это никак не сказалось на качестве подпевки).

   "Запоздалый экспресс"... На сцену выскочили два создания кислотного вида (Ая и Кристина), которые совершенно не гармонировали с "классическим" Алексеем. Невозможно было даже представить, что эта группа со странным названием "PlayGirls" будет исполнять такую грустную песню. Но девушки не разочаровали, скорее, наоборот, не проиграли соревнование с голосом реактивной силы. Далее Алексей предоставил сцену им, сказав, что сейчас его подруги из Голландии споют ещё одну песню и попросил аплодировать гостьям, поскольку фонограмма забыта в поезде, и девушки очень волнуются. Ая и Кристина потом честно признались, что на самом деле они из Уфы. Была исполнена некая англоязычная песня, которую зрители восприняли не хуже, чем предыдущую: некоторые даже хлопали в такт.

Алексей Глызин   
Алексей Глызин принимает цветы от поклонниц
   Далее следовало длинное вступление, Алексей говорил что-то о ярких эпизодах в жизни, и под звуки аплодисментов зазвучал..."Эпизод". И снова поклонницы, снова цветы... Девушки, наконец, добрались до сцены, и чуть ли не каждая выходящая рассказывала Алексею свою маленькую историю, брала у Глызина автограф, целовала и, счастливая, уходила со сцены. Красивых и длинноногих Алексей одаривал особым вниманием: то целовал сам, то провожал под ручку со сцены, то бросался вслед за красавицей... Очень радовался детям: общался с ними, водил за руку. Казалось, он совсем не торопился, действительно надеясь растянуть этот марафон на восемь часов, как и обещал. Впервые я наблюдала, как Алексей упивался вниманием и любовью поклонниц, не забывая при этом одаривать их своим вниманием в ответ.
   "Бродячие артисты" прошли под бурные аплодисменты и подпевку зрительного зала. "Песенка про меня" звучала, как всегда, шикарно.
   "Думай и мечтай" была воспринята "на ура", поскольку на сцене появились длинноногие красавицы во главе с Санией Глызиной. Шифоновые платья с разрезами до пояса демонстрировали прекрасные ноги танцовщиц, что приковало внимание сильной половины зрительного зала. Лично мне показалось, что Соня танцует лучше всех.

   Алексей Глызин представил второго гостя – ректора киевского института культуры Михаила Поплавского, которого зрители почему-то приняли с невероятным энтузиазмом. "Фанерное исполнение" песен "Варенички" и "Сало" сразу "дало по ушам", но всё компенсировали развязные танцы разносортной подтанцовки, которая неистово трясла головами и всеми другими частями тела. Праздника Поплавский все же не испортил, за что ему большое спасибо. После песни "Сало" принесли блюдо с салом и рюмками с прозрачной жидкостью. "За хорошего москаля!" – дважды сказал Поплавский, когда на сцену вышел Алексей. Алексей тоже взял рюмку, выпил и закусил кусочком сала. Блюдо тут же унесли. "Куда же вы? – бросился Глызин вслед за уходящими, – я не успел распробовать!" Позже Алексей вспоминал, что очень испугался, когда увидел перед собой угощение. По сценарию полагалось выпить, но Глызин знал, что у Поплавского на сцене обычно водка, а пить спиртное категорически нельзя – сядет голос. Но, к счастью, в рюмке оказалась "Боржоми".
   Отведав сала, Алексей неожиданно заговорил по-украински. Это было очень тепло принято публикой.
   После "шальных плясок" ректорской команды, исполненная Алексеем "Лилия" снова настроила всех на романтическую волну.

   Следующим гостем был Виктор Чайка. После дуэтного исполнения песни "Помнишь", Алексей оставил Виктора наедине с публикой. Чайка старался напомнить, кто же он есть на самом деле. Вместе с залом были исполнены песни Ирины Аллегровой "Транзитный пассажир" и "Угонщица", но не упомянуто ни одной песни из репертуара Алексея Глызина. Далее была исполнена "Мона Лиза" в какой-то "сухой" аранжировке. Хит прошлых лет узнали только по припеву. Далее Виктор вынес на сцену тубус (футляр для чертёжей) и сказал, что будет раздавать плакаты известного певца тем, кто хорошо будет танцевать под его песню. Зазвучала "Куда ж ты денешься", Чайка достал из тубуса первый плакат, народ оживился и двинулся к сцене. И даже, заметив, что на плакате не Глызин, толпа все равно штурмом пыталась пробиться к певцу, лишь бы получить даром частицу полиграфической продукции. Одна из девушек даже вышла танцевать на сцену. А одессит Чайка всё пел и доставал плакаты из тубуса, точно так же, как фокусник достаёт из шляпы зайцев.
   Потом, как заправский конферансье, Алексей Глызин объявил выступление балета "Релеве". После "Осеннего романса" прозвучала всем известная "Тётя". Когда Алексей отжимался на сцене, публика заметно оживилась.

   Ещё одной гостьей программы была Татьяна Овсиенко. Как выяснилось, Алексей за день до концерта узнал, что Таня едет в Киев и предложил ей участие в качестве гостьи. Овсиенко исполнила всем известный романс "Мне нравится", под который они мило танцевали с Алексеем. Следующим вышел на сцену Виктор Павлик, и они вместе с Таней исполнили заводную украинскую песню "Водограй". Далее к ним присоединился Глызин, и была спета украинская "Залишись на мить". И наконец, полным доказательством того, что Глызин в душе самый что ни на есть украинец, была песня "Чорнобривці", исполненная дуэтом с Виктором Павликом. Я уже видела, как сильно влияет эта песня на публику, особенно в исполнении Глызина, и этот раз не был исключением: зрители дружно аплодировали, отовсюду доносились крики "Браво!" (А после концерта за спиной я слышала восхищённые отзывы именно о "Чернобривцах").
   За песней "Лето" следовала "Поздний вечер в Сорренто", обе сопровождались красивыми номерами в исполнении шоу-балета "Релеве". Одно оставалось загадкой: когда танцовщицы успели переодеться?
   А на самом деле произошло изменение в программе, о котором девочки узнали в последний момент. Позже Соня рассказывала, что после первой песни они забежали на второй этаж в свою гримёрку и с ужасом обнаружили, что некая заботливая тётя переложила сценические костюмы на другое место. Пока девушки всё нашли и переоделись, были потрачены драгоценные минуты. Соня с волнением вспоминала, что песню, под которую должны были танцевать, они услышали ещё в лифте. В итоге половина группы просто физически не успела добежать за кулисами до противоположного края сцены, и группа вышла, так сказать, по частям. Но выход был настолько умело срежиссирован, что изменений в сценарии никто не заметил.

   Казалось, это была последняя песня, но сюрпризы не заканчивались. Пока Алексей общался с публикой, на сцене появился Игорь Саруханов. Его, правда, никто не узнал, поэтому не обратили никакого внимания на человека в тени, который настраивал гитару и общался с музыкантами. Наконец, на него навели прожектор, и Глызин представил зрителям своего друга Игоря Саруханова. Всеми забытая песня "Зеленые глаза" звучала с новой силой, и припев подхватил весь зал. Следующим сюрпризом была "Лодочка", исполненная дуэтом. Теперь я поняла, зачем Глызин требовал крупный шрифт. Листы с текстом песни лежали на корпусе прожекторов, и Алексею приходилось довольно низко наклоняться, чтобы рассмотреть слова. Это, конечно же, сказалось на качестве звучания песни, но не на атмосфере, царившей в зале – зрители хором подпевали Глызину.
   Перед исполнением "Лодочки" Саруханов сменил гитару и ещё минуты две её настраивал. Позже Игорь сокрушался, что это, наверное, выглядело не особо хорошо, хотя, на самом деле всё было очень естественно – зрители с интересом наблюдали за происходящим на сцене, и никто, конечно же, не догадывался, что у Саруханова просто не было времени заранее настроить инструмент. Быть может, именно подобная спонтанность привносила в концерт чувство душевности и тепла.
   Далее были исполнены "То ли воля, то ли неволя" и "Аэропорт". Зрители долго аплодировали. "Ну, что ещё вам спеть? Что хотите услышать?" – спросил у зала Глызин. После этой фразы закралась мысль, что Алексей действительно собрался петь восемь часов кряду. На исходе был третий час концерта, все уже немного притомились от впечатлений, а певец расходился не на шутку!
Казалось, что всё, что можно спеть, уже было спето. Кто-то из зала крикнул:"Розовые розы"! Из другого конца донеслось:"Ты не ангел", "Автомобили"! Конечно же, "Зимний сад"! Под кружение искусственного снега в стотысячный раз Алексей исполнял эту песню, но она звучала, словно впервые... В конце, под длинный проигрыш, Алексей речитативом произнёс "Ты ж мэнэ пидманула, ты ж мэнэ пидвэла..." и коронное затяжное "Ой, моро-о-оз, моро-о-оз..."
   Песня "Ты не ангел" была спета вместе с залом под аплодисменты. Некоторые зрители танцевали на местах и в проходах между рядами.

   Когда зазвучала заключительная "Сон", и на сцену вышли все участники, зрители поняли, что близится завершение концерта, и некоторые из них потянулись к выходу, чтобы успеть первыми забрать свои вещи в раздевалке. Но не тут-то было! Над выходом в тонкой сетке висели несколько тысяч воздушных шариков, которыми и присыпали всех выходящих. Остальная часть зала тоже встала, ловя и подбрасывая шарики, и в этот момент Виктор Павлик вместе с группой "PlayGirls" начали ритмично подпевать:"Верю в то, что сбудется, верю в то, что сбудется..." Зрители начали хлопать в такт. В результате вышло так, что Алексею Глызину стоя аплодировал весь зрительный зал! Лучшего окончания концерта просто невозможно было придумать. Позже я спросила у Виктора, это по сценарию так было задумано? "Нет, – ответил он, – всё получилось спонтанно". Но как удачно!

Цветы Для Глызина   
Цветы для Глызина
   Вернувшись в гримерку, я застала большую очередь поклонниц с цветами, открытками, подарками... Каждая что-то рассказывала, Алексей внимательно выслушивал, давал автографы, никого не пропуская. У дверей суетились журналисты. Как только поток поклонниц иссяк, появились ребята с аппаратурой. Оказывается, Алексей ещё давал интервью после концерта для телевидения. Потом ещё одно интервью... И снова поклонницы, фото на память... В гримерке снова появился И.Саруханов. Я окликнула его и поблагодарила за хорошее выступление.
   Примерно в это же время мне на мобильный пришло сообщение из Минска:"А в "Субботнем вечере" – Глызин!" Я сообщила, что в данный момент нахожусь рядом с ним. В ответ, естесственно, куча восхищённых возгласов и привет из Минска, который я Алексею тут же и передала.
Алексей и Соня Глызины   
Алексей наконец-то встретился с супругой после журналистов, интервью, поклонниц
   И вот мы покинули дворец... Одна из машин была полностью забита подаренными цветами.
   В честь такого события состоялся праздничный ужин, на котором присутствовало немало гостей, в числе которых были все звёзды, принявшие участие в концерте. Каждый из гостей сказал массу теплых слов в адрес Алексея Глызина, и каждое из них было по-настоящему искренним. Ведь только эти люди действительно понимают, что значит собрать четыре тысячи человек в одно время, в одном месте ради одного события: твоего концерта.
   Игорь Саруханов рассказал, что они дружат с Алексеем целых 25 лет, можно сказать "серебряная свадьба", с благодарностью вспоминал некоторые моменты из жизни. "Толко нэ плач!" – с грузинским акцентом пошутил Глызин. "Это я из зависти," – с улыбкой ответил Игорь и потом, уже в тему состоявшегося события, высказал своё восхищение музыкантами, их профессионализмом, их слаженной работой. "На самом деле, музыканты работают на сцене вдвое дольше, чем артист, и половина времени уходит на настройку аппаратуры. Ту же гитару, на которой мне довелось сегодня играть, например, нужно настраивать около трёх часов, чтобы она нормально зазвучала", – сказал Саруханов.

   "Ну, мы с Алексеем дружны всего только двадцать лет", – продолжил далее Виктор Чайка. Кто-то подхватил:"Фарфоровая свадьба!" Чайка рассказывал, что время от времени заходил в зал, чтобы со стороны посмотреть на концерт и видел, что всё внимание зрителей было приковано к сцене, каждый номер публика воспринимала с интересом... Но в один прекрасный момент кто-то узнал "лицо с плаката", и все, у кого был "подарок из тубуса", ринулись за автографами. Виктору пришлось покинуть зал, чтобы не отвлекать внимание от происходящего на сцене.

   Таня Овсиенко сказала, что раньше зрители часто танцевали на концертах, а сейчас публику очень трудно удивить и заинтересовать. Зрители стали более сдержанными в эмоциях, и нужно приложить немало усилий, чтобы хоть как-то расшевелить народ. Но сегодня, как Таня подметила, случилось невероятное: как в былые времена, в зале царила тёплая, дружеская атмосфера, зрители поднимались с мест и танцевали, как когда-то на концертах "Весёлых ребят". Алексей Глызин по-настоящему удивил!

   Сергей Зубов (организатор) сказал, что в очередной раз убедился в правдивости фразы "скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты", что друзья Алексея Глызина никогда его не разочаровывали, а только доказывали, какой он прекрасный человек. "Если бы дать концерт на огромной площади и пригласить ВСЕХ твоих друзей, чтобы ты, Алексей, увидел, сколько у тебя действительно их, сколько людей, которые тебя действительно любят и по-настоящему ценят! Тогда понадобилась бы не одна площадь. Я считаю, что такой человек, как ты, достоин признания и уважения, и думаю, что подобные концерты, как этот, нужно сделать доброй ежегодной(!) традицией".

Ая и Кристина ("PlayGirls")   
Милые девушки из Уфы Ая и Кристина поют украинские "щедривки"
(фото после концерта)
   Ая и Кристина ("PlayGirls") тоже сказали много тёплых слов и подарили Алексею шикарный (абсолютно неизвестный) романс "Твои следы". Он настолько понравился всем присутствующим, что позже девушек попросили исполнить его "на бис". Это было очередным доказательством того, что талантливого певца нельзя воспринимать по внешнему виду, каким бы "кислотным" он ни был.

   Соне Глызиной также предоставили слово. Она сказала, что Алексей действительно очень старательно относится к своей работе, потому, например, так редко выпускает диски: Алексей по пятнадцать раз перезаписывает одну и ту же песню, добиваясь идеального звучания. Естественно, приятно, когда эта работа не проходит даром, когда песни признаны народом... Но, что бы там ни говорили, самым неприятным и обидным для любого певца является наличие пустых мест в зале. Сегодня Алексей был по-настоящему счастлив! (от себя хочу добавить, что билеты поступили в продажу едва ли не за неделю до начала концерта, тем не менее, зал был забит до отказа).
   Было предоставлено слово и мне. Я представилась и сказала, что Алексею пишут не только со всех уголков Украины и России, пишут из Израиля, Германии, Америки. И абсолютно во всех письмах пожелания только всего наилучшего... Я поблагодарила Алексея за то, что он отдаёт нам, своим поклонникам всю душу, поблагодарила за прекрасные песни и пожелала самого доброго, самого светлого, самого наилучшего в жизни.

   В течение всего вечера мне повезло наблюдать, как общаются между собой звёзды и неоднократно принимать участие в разговорах. При этом я не заметила ни одного косого взгляда, ни малейшего налёта звёздности, только искренность и доброжелательность. С Виктором Чайкой, например, заговорили о его сайте. Оказалось, что сейчас Таня (жена Виктора) сама лично занялась информацией и обновлениями. Ещё мы с Виктором заговорили о дуэтах.
Алексей Глызин и Виктор Павлик   
Алексей Глызин:"У меня есть Виктор Павлик, и петь дуэтом я буду только с ним!"
    Я поинтересовалась, не было ли в планах дуэта Алексея Глызина и Ирины Аллегровой – ведь Чайка им обоим писал песни. Виктору эта идея показалась необычной, но он признался, что вообще-то давно уже собирались воплотить в жизнь дуэт с Ларисой Долиной, хотя, многое в подобных ситуациях решают финансы. "А почему бы не попробовать Глызину исполнить что-нибудь с Пономарёвым?" – поинтересовалась я. "Ну зачем же ставить двух нападающих вместе?" – вопросом на вопрос ответил Чайка. "У меня есть Виктор Павлик, и петь дуэтом я буду только с Павликом!" – с улыбкой, но категорично заявил Глызин.

   Виктор Павлик был в этот вечер душой компании. Он не только успевал уделять всем внимание, но и заботливо следил, чтобы все чувствовали себя комфортно, постоянно давал указания официантам. А когда, после исполнения Аей и Кристиной романса "на бис", Виктор начал что-то напевать, я предложила ему что-нибудь спеть. Присутствующие подхватили идею, и они неожиданно исполнили с Глызиным "Чорнобривці".
Алексей и Соня Глызины   
Алексей и Соня Глызины
Правда, Алексей пел в треть голоса (что абсолютно естественно после трёхчасового концерта), поэтому львиную долю исполнения песни взял на себя Виктор Павлик. Зная, что Виктор хорошо поёт на английском, я предложила ему исполнить "Hotel California". "Так нету гитары!" – грустно ответил он. Кто-то воскликнул:"Гитару певцу!" и примерно минут через двадцать откуда-то взялся заветный инструмент. Виктор великолепно исполнил "Hotel California", ещё лучше песню Брайана Адамса "(Everything I Do) I Do It For You", украинскую народную "Два кольори", которую вместе с ним пела половина присутствующих. Но ни одну из своих песен Павлик принципиально не спел, как я ни просила. Впервые в абсолютно безотказном (как мне всегда казалось) человеке проснулось упрямство, родное, "козерожье" – у Виктора День рождения 31 декабря.
   Свои диски он дарил многим, а вот рекламы собственным песням никакой не делал. Единственное, чем он хвастался собеседникам – фотографиями своих детей, которых у Виктора трое. "Вот это мой меньший, Пашка! – с нескрываемым восхищением говорил он, – а это Кристинка, а это Саша, старший, ему уже двадцать два!"

Алексей Глызин с женой Соней и администратором сайта   Фото на память
   Наблюдая, с каким трепетом Виктор Павлик показывает фотографии своих детей, как нервничает семья Чаек из-за того, что дочка впервые осталась не с родителями, и из других мимолётных фраз, я поняла, что действительно самое главное в жизни звёзд. Это – дети. Ведь на самом деле, все эти люди не только звезды, но ещё и родители, которые просто очень талантливы.

BIRDY
23.11.2005

 

От всей души благодарю Алексея Глызина, Виктора Павлика, Сергея Зубова и Станислава Пряникова,
людей исключительной заботливости и доброты.
Организатор этого замечательного концерта - Светлана Легкая

 

Внимание!
Данная информация является собственностью автора и распространению не подлежит.
По всем вопросам обращаться к администратору сайта.
© BIRDY 2005