На главную

Биография

Новости

Интервью

Пресса

Фотоальбом

Интересное

Песни

Форум

Гостевая

От автора

 

   Алексей Глызин:«Когда народ понял, что за штурвалом сижу я, все стали жутко ругаться»

Свою первую машину Алексей Глызин купил на троих с друзьями, а самые яркие впечатления от вождения получил... сидя за штурвалом самолета. Чем американские машины отличаются от японских и почему лучший городской автомобиль в России – это внедорожник, популярный певец рассказал корреспонденту "Известий" Миляуше Каримовой.

     — Ваша первая машина?

     — Сейчас это уже ретроавтомобиль – "Москвич-401". Это была замечательная машина светло-кофейного цвета, наверху был багажник, на который мы укладывали кое-какие музыкальные инструменты. Я купил ее с друзьями на троих, поскольку тогда у нас не было денег и мы втроем кое-как накопили. На ней мы исколесили дороги, ведущие в сторону Санкт-Петербурга: Клин, Тверь, Торжок, Нижний Волочек... "Москвич" достойно прошел все дороги, но в конце у него отвалился кардан, и мы поставили его как памятник древнего зодчества и нашего автомобилестроения.

     — Первые километры за рулем прошли без эксцессов?

     — Не совсем. Как-то я возвращался из ночного клуба с одним из музыкантов, и он посадил меня за руль своего автомобиля. У него был "Запорожец" – следующая модель после "горбатого". Была уже глубокая осень, и дорогу подморозило – на мосту через шоссе Энтузиастов машину повело. Я растерялся и, вместо того чтобы сбавить скорость, резко нажал на тормоз – нас начало крутить, и мы въехали в столб. Так наш "Запорожец" превратился в "горбатый", удар пришелся на багажник – получилась машина без багажника. Но нам повезло: мимо проезжала дежурная машина, и нас кое-как вытащили. Но самое удивительное – домой мы добрались на этой же машине.

     — Служа в армии, вы были авиационным специалистом. Вам удалось побывать за штурвалом?

     — Да, но позже. Я летал на самолете марки Л-410 – это чешский 15-местный самолет. Это было во время гастролей, на праздновании победы над фашистской Германией. Там были два пилота. Мы с ними подружились, я объяснил им, что знаю о существовании триммеров и милеронов. Когда взлетели, один пилот ушел в кабину, и мы остались вдвоем со вторым пилотом. Через некоторое время пилот взял метрическую линейку и начал вычислять маршрут, и я, к своему ужасу, обнаружил, что он вообще не держит штурвал и я делаю это один. У меня все похолодело, руки вспотели, я покрылся испариной. Высота была где-то 2-3 тысячи, видимость достаточно хорошая. Он мне сказал, чтобы я не боялся, а наклонил на градус машину и почувствовал ее. Первые минуты я испытывал только ужас, но после даже сам посадил самолет.

     — А пассажиры были?!

     — Да, летел музыкальный коллектив. Среди пассажиров была Татьяна Овсиенко. В момент, когда я совершил небольшой трюк (самолет резко стал снижаться), народ понял, что за штурвалом сижу я, все стали жутко ругаться.

     — На каких автомобилях вы сейчас ездите?

     — Сейчас я езжу на Volvo S-80 T-6 и BMW-745. Зимой я бы рекомендовал ездить на полноприводных машинах – так безопаснее.

     — Какие у вас были машины после "Москвича"?

     — Машин было очень много: все виды BMW, Mercedes, Porsche, Jaguar, двухдверная спортивная Mitsubishi, кабриолеты, различные джипы – Pajero, Infinity. Я фанат машин, люблю технику. Может быть, эта любовь мне досталась от моего дяди. У него была немецкая трофейная машина "Вандерер". На таких ездил высший командный состав немецкой армии. После капитуляции многие машины распродавались, и одна из них досталась моему дяде. Он все время с ней возился, что-то ремонтировал, а я тоже участвовал в процессе ремонта.

     — У вас были машины всех мировых производителей. Какую оценку вы можете им дать?

     — Американские машины прожорливые, зато "мягкие", как диваны. Японские машины сделаны совсем другими людьми. У них очень надежные подвеска и мотор, хотя они часто проигрывают в дизайне. Раньше немецкая техника всегда считалась самой надежной и практичной, а сейчас многие отдают предпочтение японцам. Хотя я лично больше тяготею к машинам немецких марок. Люблю Porsche, но эта машина для наших дорог, к сожалению, не приспособлена.

     — Но у вас есть особенно любимые марки?

     — Одно время мне нравилась BMW. У Mercedes более надежная подвеска, но бывают проблемы с электроникой, как, впрочем, и у новых BMW Х5, Audi А8, Porsche Cayenne. Еще появилась очень хорошая машина совместного американо-японского производства – Lexus RX 400 – машина с гибридным двигателем. У нее два аккумулятора, на первом она может развивать скорость до 50 км/ч, после включается бензиновый двигатель. Когда мне впервые продемонстрировали эту машину, я даже не понял, что она работает – машина не издавала ни запаха, ни звука. Это удивительно, когда ты видишь, что машина движется беззвучно.

     — Сейчас в России одна из серьезнейших проблем – это высокая смертность на дороге. Как с этим бороться, с чего надо начинать в первую очередь?

     — Смертность на дороге – прежде всего от халатности и разгильдяйства водителей. Права, иногда выдаются нерадивыми инспекторами ГИБДД. На дорогах масса неисправного транспорта, опять же оттого, что техосмотры можно купить за деньги. Зачастую водители ездят нетрезвые за рулем, ведь откупиться можно за 200 долларов. Да и дороги оставляют желать лучшего. Еще один бич – это разговоры по мобильному телефону за рулем. Я бы на месте ГАИ ввел за это штрафы. В Европе за разговоры по телефону предусмотрен приличный штраф – от 300 евро.

Миляуша Каримова
«Известия»
28.12.2005
http://www.izvestia.ru/auto/article3046135