На главную

Биография

Новости

Интервью

Пресса

Фотоальбом

Интересное

Песни

Форум

Гостевая

От автора

 

   Алексей Глызин: «Долой надувные гитары!»

   Алексей Глызин на интервью запаздывал. Причем нешуточно. И только воспоминания о былых заслугах подслащивали пилюлю ожидания. Ну как же можно злиться на человека, вещавшего «Зимний сад» или «Ты не ангел». Видимо, романтикам, далеким от реализма, всегда свойственно нарушать правила.

     — Мои друзья шутят, что я опоздаю даже на собственные похороны, – сообщил Алексей, извинившись за то, что заставил ждать.

     — Ну, до этого, надеюсь, вам далеко, а на свадьбу собственную не опаздывали?

     — На собственную свадьбу у нас опаздывал Вова Пресняков. Стоим у загса, ждем его с Федей Бондарчуком и другими ребятами, а его все нет. Уже и загсу в 18.00 пора закрываться, и нам, стало быть, по домам. И вот он является в 18.05! Но, тем не менее, работники загса простили и зарегистрировалигоре-жениха.

     — Интересно, бывшие участники ВИА «Веселые ребята» все так же дружны, как и в бытность расцвета группы?

     — Я общаюсь с Сашей Буйновым, но в основном на общих концертах и тусовках. В повседневной жизни общаемся крайне редко. Хотя, когда были «веселыми ребятами», мы с Сашей очень дружили и даже жили в одном номере, не подумайте чего плохого. К сожалению, его супруга Алена ревностно относится к Сашиным друзьям и ко мне в частности.

     — Не возникало ли идеи сделать нечто типа шоу «Веселые ребята» двадцать лет спустя?

     — Идея-то возникала, но только через «Веселых ребят» прошло столько артистов, которые поют и по сей день, что зрителю глаза мозолить не стоит. Надо было бы и Аллу Борисовну приглашать, а она нынче в разводе. Иные сегодня по всему миру разлетелись, всех не соберешь, а без кого-то одного шоу получилось бы неполноценным.

     — Да, «Веселые ребята» – это уже почти раритет. Помню, еще маленькой была, когда «ВР» уже на пластинках вовсю крутились, на черненьких таких. Кстати, у вас есть ваши записи на носителях прошлого века – пластинках, бабинах?

     — Я как сапожник без сапог, нет у меня подтверждений славы легендарного ансамбля. Вот у мамы Серафимы Алексеевны я иногда нахожу те самые черненькие пластинки. Кстати, когда я был маленький, я тоже слушал «Веселых ребят».

     — Как это? Вы не путаете меня?

     — Чистая правда. Просто ансамбль еще древнее и раритетнее, чем вы себе представляете. У нас на кухне было такое радио-громкоговоритель, из которого я и слышал «Веселых ребят». Мечтал еще на концерте этот ансамбль увидеть. А потом и сам стал его участником. Так что, уважаемые читатели «Молодежки», ничего невозможного в жизни нет.

     — Сегодня вы работаете с рок-музыкантами, всегда ли такой тандем благополучно складывается?

     — Да не жалуемся. Для меня главное, что мои нынешние музыканты никогда не выходили на сцену с надувными гитарами и так же, как я, ненавидят слово «фонограмма». Они реально играют, я реально пою, по-моему, здесь все логично.

     — Дороговато нынче обходится возить на концерты живых музыкантов, признайтесь, иногда все же приходится без них обходиться?

     — Не бывает таких гастролей, когда я выезжаю один. Условие номер один для организаторов – райдер для живого звука, номер два – приглашаются не менее трех музыкантов, не считая меня.

     — А как вы относитесь к тем коллегам, которые не считают нужным заморачиваться насчет звука, думая, что пипл схавает и «фанеру»?

     — Отрицательно отношусь. Если уж назвался музыкантом, будь добр честно отрабатывать свой хлеб, без применения технических чудес. Люди-то как раз сейчас умнее становятся, интересуются, как работает артист: вживую поет или фонограммой не брезгует.

     — Так, стало быть, по-вашему, фонограммные дела лежат на совести самих артистов?

     — Исключительно на совести. Ну, если только артист не клоун по жизни, тогда пусть берет резиновые гитары, врубает плюсовку и веселит народ как может.

     — Несмотря на то, что вы весьма молодо выглядите, вы три десятка лет живете и здравствуете в отечественном шоу-бизнесе. Что, по-вашему, за эти годы к лучшему или, может, к худшему изменилось?

     — К лучшему, несомненно то, что очень много разной музыки и информации о ней сегодня можно слышать. Мы и мечтать не могли, чтобы к нам Фил Коллинз приехал, Скорпионз... Пластинки с иностранными исполнителями передавались друг другу как карты острова сокровищ.
Хуже стало жить из-за того, что слишком много появилось пластмассы. Много дельцов от музыки делает музыку, халтуря.Да и людей на пластмассу подсаживают. Вот и приходится с этим бороться. Как? Живым звуком, конечно же. Надо рвать сердце и душу гитарными струнами. Тем и занимаемся.

Маргарита ГЛАДКОВА
29 ноября 2005 года
www.moltat.ru