На главную

Биография

Новости

Интервью

Пресса

Фотоальбом

Интересное

Песни

Форум

Гостевая

От автора

 

   Алексей Глызин: «Каждая песня для меня — открытие!»

   Интервью с певцом Алексеем Глызиным специально для газеты «Вечерние Челны»


Алексей Глызин

     — Алексей, вы третий подряд наш музыкальный гость после Александра Серова и Сергея Беликова. Что в себя включает жизнь нынешнего Алексея Глызина ? Это чаще гастроли или записи нового альбома? Ведь в отличие от Беликова и Серова вы не забыты и гораздо чаще появляетесь на экранах.

     — Ничего не меняется в этой жизни – она идет вперед, и я понимаю, что надо делать каждый день что-то хорошее. Поэтому это и гастроли, и телевизионные записи, и встречи с журналистами, какая-то общественная работа – то есть я постоянно нахожусь в гуще событий, веду активный образ жизни.

     — Вы родились в подмосковных Мытищах. Какие музыкальные воспоминания остались от той поры?

     — Помимо музыкальной школы, это были танцплощадки, на которых мы играли, и это было замечательное время нашей юности. Для меня это осталось на всю жизнь и вызывает приятную ностальгию по тем песням, по тем друзьям, которые, слава Богу, остались.

     — В то время наверняка для вас танцплощадки были не только местом самореализации, но и работой. Конкуренция была большой?

     — Безусловно, были коллективы, которые хотели работать там же, потому что это были центральные площадки и их было не так много. Естественно, бывали конкурсы, которые проходили каждый месяц. Наш коллектив «Черные гитары» был очень известный – он гремел не только в Мытищах, но и по всей Московской области. Играли все – любую музыку, из иностранных «Slade», «Deep Purple», безусловно, «Beatles» и, несомненно, нашу популярную музыку.

     — После школы вы пошли учиться в радиоаппаратостроительный техникум. Любили возиться с техникой?

     — Да, я с детства собирал различные приемники. Иногда просиживал всю ночь на кухне и паял какие-то схемы, и когда начинал звучать собранный мною радиоприемник, шел спать – это могло быть в 6, 8 утра, я был этим увлечен, и это захватывало меня, поэтому я и пошел в радиоаппаратостроительный техникум, чтобы делать гитары, собирать усилители и далее, чтобы озвучивать наш ансамбль.

     — То есть вот она, гармония – ты и музыкант, и со всякой техникой на ты!

     — Конечно! Если ты не знаешь природу звука – как он из электромагнитных колебаний превращается в реальный, физический, ты слышишь его и запоминаешь, как он распространяется, тогда проще ориетироваться в звуках. И особенно при разработке таких интересных штук, как «примочки», то есть таких приборов, которые могли заставить гитару плакать – петь как скрипка, быть агрессивной, играть интервалами, и для этого нужно было знать технику.

     — В тех музыкальных коллективах, с которыми вы сотрудничали, вы были в первую очередь гитаристом. Бывают в среде музыкантов такие ваши коллеги-гитаристы, которые, увидев виртуозную игру супермастеров, решают бросить занятия музыкой, поняв, что никогда этого уровня не достигнут. У вас таких мыслей не было?

     — Что касается меня лично, то я побывал на многих концертах известных мировых звезд – таких, как Эрик Клэптон, «Дип Перпл», Элтон Джон, и когда жил за границей, тоже наблюдал музыкантов мирового уровня. И наоборот, я хотел стать похожим на этих людей, и во многом это меня стимулировало.

     — После музыкального училища вы поступили в Московский институт культуры, однако не закончили его и вскоре оказались в армии. Почему?

     — Это не совсем так – я поступил, отучился три года, но в связи с тем, что у нас был плотный гастрольный график с «Веселыми ребятами», мне пришлось взять большой академический отпуск, и уже не так давно я закончил это заведение, но уже с названием Московский госуниверситет культуры и искусств – на этот раз отделение режиссуры. В прошлом году я защитил диплом и стал режиссером.

     — Алексей, а с чем связано то, что до «Веселых ребят» вы сменили несколько ВИА? Не находили себя в них

     — Просто я прошел эту школу довольно быстро – в течение 2-3 лет я где только не побывал, потом мне предложили работать гитаристом и солистом группы «Веселые ребята» – я принял это приглашение и проработал в этом коллективе 9 лет.

     — «Веселые ребята» как ВИА просуществовали до 1989 года. А наш недавний гость Сергей Беликов, активный участник также многих этих ансамблей, сказал, что они умерли в 1985 году. Вы согласны?

     — Расцвет ВИА пришелся на середину 70-х годов, и к концу 80-х этот жанр спал, но я не сказал бы, что умер. Просто появились другие коллективы, скажем, группа «На-На» – это тот же ВИА, только видоизмененный, немного другого толка, хотя ничего в принципе нового не изобрели.

     — Алексей, а может ли та же «Фабрика звезд» быть каким-то эквивалентом музыкальным институтам и университетам?

     — Вряд ли, потому что на «Фабрике» все делается для того, чтобы продюсеры заработали деньги на этих молодых ребятах, и если человек, которому 18-20 лет, через два года стал кому-то неинтересен, а до этого его хорошо использовали, он фактически остается с изломанной душой, с изломанной жизнью.

     — Насколько я знаю, вы не стесняетесь петь с молодыми и, кажется, спели недавно с Юлией Началовой. Почему с ней?

     — Да, бывает, когда я пою с нашими молодыми исполнителями – это очень интересно! А Юля Началова – талантливая девочка, которая замечательно поет и вскоре может стать звездой.

     — А можете ли назвать самую важную песню в вашей жизни на данный момент?

     — Каждая песня близка, дорога, потому что она проходит через твое сердце, ты ее чувствуешь, поешь душой, и каждая песня для меня – открытие!

Сергей КОЧНЕВ, радио «Старый Город».
"Вечерние Челны"
03 марта 2005 года.