На главную

Биография

Новости

Интервью

Пресса

Фотоальбом

Интересное

Песни

Форум

Гостевая

От автора

 

   Алексей Глызин: " Упрямство – наша семейная черта "


Алексей Глызин с сыном Игорем      Зимние месяцы для любого артиста – самая горячая пора. А тем более для артиста такого ранга, как Алексей Глызин. Бесконечные гастроли, съемки, записи. Поэтому договориться об интервью с одним из лучших музыкантов и вокалистов на нашей эстраде было практически невозможно.
      Усугублялось это обстоятельство еще и тем, что Алексей вообще не любитель общения с журналистами. Ему не нравится быть публичным человеком. А зачем? Все, о чем он мечтал с шести лет, свершилось – он на сцене, играет на гитаре, поет. Уже не нужно никому и ничего доказывать. Он востребован. На его концерты ходят тысячи поклонников. Поэтому лишний раз появляться на публике вроде и необязательно.
      Да и по натуре своей Алексей не "тусовщик", его редко можно встретить на каких-то вечеринках в именитых клубах. "Я не люблю тратить драгоценное время на общение с ненужными людьми, – говорит Алексей. – Уж если выпал свободный вечер, то лучше провести его с пользой в кругу семьи – с моей любимой женой Соней, девятилетним сынишкой Игорем и моей замечательной мамой Серафимой Алексеевной".
      Но здоровое упорство когда-то вознаграждается. В нашем случае так и произошло: два месяца навязчивых звонков на мобильник Алексея принесли свои плоды – он согласился на интервью и выделил для этого целых три часа...

Алексей Глызин с семьёй

     — Алексей, у Вас замечательная мама. Пока Вы искали фотографии в семейном альбоме, Серафима Алексеевна очень тепло нас приняла и угостила вкуснейшим печеньем собственного приготовления.

     — Да, моя мама удивительный человек. В ее преклонном возрасте, не будем уточнять эту цифру (смеется и хитровато поглядывает на маму), она настолько общительна, энергична и оптимистична, что только диву даешься. Многие молодые люди могут ей позавидовать. Без нее не проходит ни одна наша семейная вечеринка, на любом торжестве - она в центре стола и первая запевала...

     — А нетрудно жить в одной квартире с мамой, ведь с родителями часто возникают конфликты?

     — Вы знаете, нет. Я уже привык, что мама всегда рядом со мной. У меня не было папы, точнее, не было с четырех лет. Именно с этого возраста он с нами уже не жил, родители развелись. И мы остались с мамой вдвоем и живем до сегодняшнего дня вместе. Она – мой самый лучший советчик, самый суровый критик, самый понимающий и любящий человек.

Алексей Глызин в детстве      Моя мама всю жизнь отработала в Министерстве путей сообщения, является Почетным железнодорожником, это человек, который всю свою жизнь посвятил нашим железным дорогам. Она работала с утра до позднего вечера, и поэтому я в детстве, по большому счету, был предоставлен сам себе. Мама переживала, что некому подогреть мне обед, некому проверить домашнее задание. Но никакого выхода не было – ей нужно было работать и обеспечивать семью.
      Вначале я ходил в обычную школу. Но потом маме пришлось отдать меня в школу-интернат при Министерстве путей сообщения. Он находился за городом в лесу. И вот пять дней в неделю я проводил там под зорким присмотром учителей и воспитателей, а на выходные мама меня забирала. Кстати, в интернате мне очень нравилось: природа, воздух, замечательный преподавательский состав, нас довольно часто возили в Москву в театры, в цирк, в кино. И еще я помню, у нас была обязательная каждодневная утренняя пробежка по три километра: бежишь по лесу, птички поют, такая красота. То есть об интернате у меня воспоминания самые что ни на есть светлые.
Алексей Глызин в детстве      А еще там я ходил в радиокружок и даже потом в классе шестом стал руководителем этого кружка. Мы собирали различные приемники, что-то паяли. Мне это дело очень нравилось. Когда я приезжал в субботу домой, то мог просидеть на кухне до самого утра с паяльником и схемой в руках. В общем, пока мой приемник не начинал издавать членораздельные звуки, я спать не ложился. Был упрямый до чертиков!

     — А когда же Вы начали заниматься музыкой?

     — Тоже с детства. В принципе где-то с шести лет я уже точно для себя решил, что хочу выступать на сцене, хочу петь, хочу играть на каком-то музыкальном инструменте. В тот момент меня больше всего интересовали гитара и фортепиано. И вот мама отдала меня в музыкальную школу по классу фортепиано. И я учился в ней несколько лет до тех пор, пока меня не перевели в интернат. Там меня записали в школьный хор. Потом началось повальное увлечение группой "Битлз", и мне пришлось более серьезно осваивать гитару. В общем-то, гитара довольно легко поддалась, и мы с другом организовали музыкальную группу: вели дискотеки, школьные вечера. Вот так начиналась музыкальная карьера.
      Но вы не думайте, что я все время отдавал только музыке и радиотехнике. При всех своих увлечениях я и учился неплохо. Школу я закончил с пятерками и четверками. Хотя перед выпускными экзаменами были большие сложности: меня положили в больницу. Мои одноклассники дружной толпой сдали все экзамены, а мне пришлось сдавать все индивидуально. То есть списывать было неоткуда и не у кого: учителя сидели напротив. Но я постарался, все сдал на пять и четыре. И почему-то решил пойти учиться в радиотехникум. Видимо, сказалось мощное увлечение гитарой, и мне захотелось научиться более детально разбираться в ней, уметь конструировать звукоусиливающую аппаратуру, разбираться в акустических системах.

     — А какое-то профессиональное музыкальное образование у Вас есть?

     — А как же! Радиотехникум я так и не закончил. На курсе третьем решил уйти и поступил в музыкальное училище. Закончив училище, поступил в университет культуры и искусств на режиссерское отделение. И университет тоже, слава Богу закончил, так что с музыкальным образованием проблем нет! Проблемы... с английским языком, очень хотелось бы его освоить. В этом плане я завидую своему девятилетнему сыну Игорю: вот уж у кого нет проблем с языками. Изучает и английский, и французский, и китайский. Кстати, учится он в китайской школе.

     — Вот удивили! Ну, два европейских языка – еще ладно. А китайский?! Ничего не скажешь: сильно! Чей же это был выбор: Ваш или Игоря?

     — Это было только его желание. А мы не возражали. В принципе, для современного ребенка два европейских языка – это уже банально, а вот еще один азиатский – уже что-то значит. Это сложный, но очень интересный язык. И детям легче запоминать иероглифами, то есть графическим изображением чего-либо, чем фонетическими выкладками. В китайском языке сложное тонирование – слово, сказанное с разными тонами, всего их четыре, может иметь четыре значения. Это очень певучий язык, и для его изучения нужно иметь отменный музыкальный слух.
      Сыну очень нравится язык. Игорек еще до школы научился читать и писать, английским тоже занимался еще до школы. И вот как-то раз лет в пять ему на глаза попалась книжка на китайском языке, а там же иероглифы. Он был настолько удивлен! И говорит: "Папа, мне кажется, что эти китайские буквы надо не писать, а рисовать. Они такие замысловатые. Как ты думаешь, сколько нужно времени, чтобы нарисовать из них целое предложение?". Я ответил: не знаю, наверное, столько же, сколько мы тратим времени, чтобы написать предложение. Но Игорь не поверил и попросил купить ему эту книжку. С того дня он все вечера проводил за этой книгой: переписывал иероглифы из книги в тетрадь. А потом, когда пришо время идти в первый класс, мы узнали, что в Москве есть китайская школа, и там изучают не только китайский, но и европейские языки. Мы предложили сыну пойти в нее учиться. Вначале предложили просто так, можно сказать, ради прикола. А он взял и согласился. Вот с тех пор в ней и учится. На отлично! Алексей Глызин с сыновьями

     — А чем еще увлекается Игорь?

     — Ему много чего интересно. Он серьезно играет в шахматы, ходит по субботам в клуб шахматистов. Увлечен спортивным плаванием. Серьезно увлечен хореографией, танцует в коллективе "Планета танцев". Как-то выступал в передаче "Утренняя звезда". В общем, все серьезно и все только на отлично!
     Он всегда и везде хочет быть первым. В этом году весной проходили соревнования по танцам. К сожалению, сын не занял призового места: в какой-то момент у него свело ногу, и он не подпрыгнул как надо, что ли. И Игорь сильно расстроился, даже чуть не заплакал. Говорит: "Папа, я уверен, что танцую лучше всех! Не знаю, что произошло с ногой. Обидно!". Вот такие амбиции! Я успокоил, объяснил, что впереди еще куча соревнований и куча призовых мест, все только начинается. На что он ответил: "Пока не займу призового места, не успокоюсь!". Такой же упрямый, как я и как мой старший сын! В общем, настоящий Глызин!

     — Вы сказали "как старший сын"...

     — Да, у меня есть еще один сын от первого брака. Он уже взрослый человек, зовут его также, как и меня, Алексеем. Вы спросите, почему я назвал его своим же именем? Не знаю, может, сработал какой-то эгоизм мужской, чтобы было твое продолжение. Назвал же Владимир Пресняков своего сына Володей, вот и я так решил. Сейчас Алексей-младший работает на телевидении. Мы часто видимся с ним, общаемся, он приходит на мои концерты, приезжает на дачу.

     — А как Алексей-младший относится к Игорю?

     — У него с Игорем и Соней прекрасные отношения, они дружат. Алексей-младший всегда хотел иметь братишку, и вот мечта сбылась. Когда Игорю было четыре года, мы всей семьей, взяв с собой и старшего сына, поехали отдыхать в Америку. Жили и в Лос-Анжелесе, и в Нью-Йорке. Много гуляли по Манхэттену, и Игорек быстро и часто уставал. Так мой Лешка всю дорогу таскал его на руках, опекал как старший брат.
     А как-то раз повезли детей в Диснейленд. Там на некоторых аттракционах есть такая система: если ребенок проходит и не касается головой дощечки, подвешенной на определенном уровне, то ему на этот аттракцион нельзя. И таким вот образом нашего Игоря – он тогда был был совсем мал – обидели на многих аттракционах. Он страшно расстраивался, плакал и просил пустить его на эти несчастные каталки, но ничего сделать было нельзя. И вот Лешка его успокаивал как мог, отвлекал, рассказывал смешные истории. И из солидарности к Игорю сам не ходил на эти аттракционы.
      В общем, у них с Игорем самые теплые отношения, как и положено братьям. Да и с Соней они дружны. Кстати, Алексей всегда делится с ней проблемами, спрашивает совета, и даже гораздо чаще, чем у меня.

     — Ну, видимо у Вашей жены довольно гибкий и демократичный характер, раз она сумела найти общий язык и с Вашей мамой, и со старшим сыном?

Алексей Глызин с семьёй

     — Да, мне повезло. У Сони идеальный характер. А вот насчет их тесного общения с мамой, может, даже и не повезло. Они с ней нашли такой общий язык, что мама всегда встает на сторону жены (смеется). Мама всегда защищает ее, иногда даже тогда, когда я прав.

     — Алексей, насколько мне известно, Ваша жена чемпионка мира по художественной гимнастике. То есть никакого отношения к миру музыки она не имеет. А где и как Вы с ней познакомились?

     — О! Это долгая история. Я добивался ее руки и сердца целых три года. А первая встреча произошла в 1989 году, тогда еще в городе Ленинграде. Мы давали большой концерт, и на это выступление была приглашена сборная по художественной гимнастике. Они там показывали свою программу перед чемпионатом мира. В общем, идет репетиция, я стою на сцене с гитарой, ко мне подходит тренерша сборной и говорит: "Вы не могли бы убрать микрофоны. Ваше время истекло. Сейчас будут репетировать мои девочки". Я не растерялся и ответил: "Да, конечно, сейчас брошу все дела и начну убирать микрофоны, а потом еще и сцену подмету!".
     Впоследствии наша перепалка превратилась в веселую шутку. Мы познакомились с ее 18-летними девочками, сели в зал и стали глядеть их выступление. Соню из всех девчонок я выделил сразу же: представьте, стоит на сцене с обручем, в спортивном костюме с надписью "СССР" худенькая девчушка лет 13. Я тогда еще подумал: "Что этот мелкий подросток делает во взрослой сборной?". Спросил у тренерши. Она ответила, что этой девочке 18 лет, и она лучшая гимнастка в сборной. Я был удивлен и заинтригован. Стал чаще приходить на их репетиции, общаться с тренершей, выспрашивал у нее все про Соню. А напрямую подойти к Соне все как-то не решался, боялся ее спугнуть: настолько она выглядела беззащитным ребенком.
     Потом мы приехали в Москву. Я продолжал общение с тренерами, приглашал сборную на концерты и таким образом мог изредка видеться на расстоянии со своей возлюбленной. И как-то мне приснилось, что Соня стала моей женой. Я подумал: "Ну все! Это судьба! Она еще сама об этом не знает, но скоро обязательно станет моей женой! Я так решил!". Не знаю даже, чем она меня привлекла? Видимо, какой-то своей незащищенностью. Тут же хотелось взять ее под свое крыло и опекать, заботиться о ней. Она такая спокойная, терпеливая, обязательная, совестливая и очень скромная. Вы знаете, сейчас нет таких девушек. Все какие-то независимые, мужеподобные, нервные, нетерпимые, а она как из другого мира.
     В общем, я стал ухаживать за ней уже целенаправленно. Приглашал ее на свои концерты, дарил цветы, гулял по парку, осторожно рассказывал о своих чувствах и даже не пытался поцеловать. Представляете, какое это мучение, ведь я же взрослый мужчина, уже был женат, а тут свидания, как в кино: сначала они встречались два года, потом взялись за руки, потом еще через три года поцеловались и т.д. Но я не хотел напора, боялся ее отпугнуть и все ждал, ждал, ждал, когда она вырастет. И вот дождался. Однажды вечером я позвонил ей и сказал: "Я люблю тебя! Хочу, чтобы ты стала моей женой. Хочу ребенка!". И вот мы уже десять лет вместе.

     — А как Сонины родители отнеслись к Вам? Все-таки Вы были намного старше их дочери... У Вас за плечами уже был опыт первой женитьбы, сын и так далее...

     — Приняли меня хорошо. За что я очень благодарен. Ну как вы думаете, я же рассказал им, как долго ухаживал за их дочерью, мучился (смеется). Они живут в Сибири, в Омске. Они инженеры и люди достаточно известные в своей отрасли. До сих пор работают в НИИ. Мы постоянно перезваниваемся. Каждый раз после Нового года, всех концертов и гастролей ездим к ним в гости. Игорек так вообще больше всего любит отдыхать именно в Омске. Когда мы приезжаем, съезжаются все родственники жены со своими детьми – и пошло веселье, общение, игры. Игорю очень нравится.
      А еще мама Сони начинает меня откармливать блюдами собственного приготовления. Я обожаю татарскую кухню. Дело в том, что Соня наполовину восточная женщина: мама у нее татарка, а папа русский. И вот любимая теща буквально "подсадила" меня на татарскую кухню. Вы когда-нибудь слышали о таких блюдах, как пярямяч, биш-бармак? Пальчики оближешь!

     — Алексей, а чем сейчас занимается Соня? Кажется, после рождения ребенка она ушла из большого спорта?

Игорь Глызин

     — Да, после рождения Игоря с большим спортом было покончено. И Соня ушла в театр. В этом театре ставятся хореографические постановки, что-то сродни танцам Айседоры Дункан, такое свободное выражение телом музыки с какими-то театральными прибавлениями. Там работают одни гимнастки. И еще недавно Соня увлеклась женской физической гимнастикой и стала работать как хореограф-постановщик. Частенько ее коллектив ездит вместе со мной на гастроли и выступает в моих программах в качестве подтанцовки. Огромное спасибо им за это.

     — Недавно вы отметили десятилетие вашей совместной жизни. Спустя столько времени Вы стараетесь как-то удивить жену, преподнести ей какой-нибудь приятный сюрприз?

Алексей Глызин с семьёй

     — По мере возможности стараюсь. Каждый День рождения Сони я встаю рано утром и иду за цветами. И к ее пробуждению заваливаю кровать огромными розами чуть ли не в ее рост. А на последний День рождения я завалил ее красными тюльпанами. Просто однажды мы гуляли по Ленинскому проспекту, и она обмолвилась, что весной тюльпаны лучше роз. Я запомнил это, и на День рождения скупил почти все тюльпаны в нашем районе. Соня была в восторге!

     — А чем она Вас удивляет?

     — Ну, в последний раз она удивила меня своим решением купить машину. Вообще я был противником того, чтобы Соня водила машину. Просто у моих друзей жены частенько попадают в аварии. И, конечно же, я волнуюсь за Соню. Ну и еще тот факт, что она маленькая, худенькая, ну какой из нее водитель! В общем, как только Соня заводила разговор насчет автошколы, я сразу же раздражался и говорил "нет". Ну и что толку? Соня потихонечку записалась на курсы и ответственно отходила на них, получила права. А потом, пока я был на гастролях, так же тихонечко купила себе какую-то развалюшную машину. И вот на наш юбилей так виновато сообщила мне об этом. Я был в шоке! В еще большем шоке я был, когда увидел этот кусок железа. В общем, я посмотрел как Соня водит машину, оценил, что водит аккуратно, не спеша, достаточно умело. И сказал: "Не позорь меня, выкинь эту машину на свалку. Так уж и быть, я подарю тебе нормальную, приличную машину". И вот уже почти год Соня за рулем, чем меня и удивляет.
Игорь Глызин      А еще Соня продолжает удивлять меня своими чертами характера: она очень внимательная, обо всех всегда помнит, заботится – о своих родственниках, о моих родственниках, обо мне, о сыне. Я всегда поражался этому качеству, как можно все помнить, все праздники, дни рождения, какие-то просьбы, мелочи, уделить каждому внимание, начиная от слов, заканчивая какими-то подарками. Это очень важная черта в ее характере.

     — Алексей, у Вас напряженный рабочий график. Хватает времени на общение с сыном?

     — В общем-то, времени, конечно, маловато.Алексей Глызин с семьёй Но я стараюсь уделять сыну каждую свободную минуту. Я понимаю, что внимание отца ценно для ребенка, тем более для сына. Иногда один строгий папин взгляд значит больше, чем длинный умный мамин монолог. Стараюсь не баловать Игоря, отношусь к нему как к серьезному маленькому мужчине. На выходные обязательно вывожу всю семью на дачу. Это такой конкретный выезд с баней, шашлыками, летом – с настольным теннисом и велосипедными прогулками по близлежащим полям, а зимой с нырянием в холодную воду, катанием на снегоходе, санках.

     — Вы уже много лет на эстраде и до сих пор востребованы. Если бы была такая возможность, что бы Вы еще попросили у судьбы?

     — Вы знаете, ничего. Я счастлив! Все, что я хотел, у меня есть: любимая женщина, дети, мама, слава Богу, жива, любимая работа. Ну, может быть, еще доченьки не хватает. А это уже как Бог даст.

СВЕТЛАНА ТКАЧЕВА
Журнал "Наш малыш". Январь 2003 г.
Фото: Владимира Минайкина, а также из семейного архива Глызиных.