На главную

Биография

Новости

Интервью

Пресса

Фотоальбом

Интересное

Песни

Форум

Гостевая

От автора

 

Тело Глызина не продается

Хотя жена музыканта уверяет, что посмотреть есть на что.

13 января романтическому певцу, кумиру нескольких поколений российских женщин Алексею Глызину исполнится 50. Музыкант решил не отмечать пышно «золотой» юбилей. Прихватив с собой жену и сына, он уехал в теплые азиатские края. Алексей всегда был далек от громких титулов и юбилеев, зато много пел о любви. Да и в реальной жизни его не миновала романтическая история, которая началась в нашем городе...

— В Ленинграде лет десять назад я выступал в CКК, – вспомнил Алексей. – И там же женская сборная по художественной гимнастике готовилась к чемпионату мира. Михаил Муромов (в ту пору популярный певец и красавец мужчина. – М. С.) легко знакомился с девчонками-гимнастками, рассказывал им невероятные истории. А я не приставал ни к кому...

— Только к нашему хореографу и тренерше, – улыбаясь, вмешивается в наш разговор Соня, очаровательная жена юбиляра.

— Я наводил справки, выяснял, какую подарить Сонечке шоколадку...

Соня

— Прошло три года. Долгих, мучительных... Из них один год мы вообще не общались, а потом как-то увиделись случайно в московской гостинице «Орленок». Я шел вниз по лестнице, а Соня поднималась наверх... Я встретился с ней взглядом, и стало ясно, что вот – Она!

— Тогда у меня были такие формы, что Лолита отдыхает! Меня в парке культуры и отдыха на машинках кататься не пускали: «Девочкам до 12 лет нельзя». А мне уже 18 стукнуло, – вспомнила Соня.

— При всем том эта хрупкая девочка умудрилась стать чемпионкой мира по художественной гимнастике, обзавелась своим танцевальным ансамблем.

— Если бы вам изменила жена...

— Убил бы! Потом, конечно, жалел бы, но первый импульс... А как иначе?!

— А вы сами изменяли?

— Как я могу изменять своей жене? – смеется Алексей. – Тем более, она сидит рядом...

— Мужчина изменяет всем, чем угодно, только не душой, – изрекла Соня.

— Согласились бы вы позировать для эротического издания, как это уже сделал ваш приятель Александр Буйнов?

— У Леши красивое тело, – заверила Соня.

— Но я очень целомудрен, и мое тело не продается. Буйнову, наверное, не хватает денег на достойное существование. А у меня они есть, – пошутил Глызин.

Игорь

— Вы с Соней сыграли громкую свадьбу?

— Наоборот. Я же во второй раз женился и поэтому решил не превращать это глубоко личное событие в тусовку. Всего собралось человек пятнадцать. Праздновали на даче. Гуляли весело, на всю катушку. Игорь Крутой, например, уехал домой в чужих тапочках.

— У вас с Соней ведь растет сын?

— Игорю десять лет. Учится в третьем классе, но у него уже английский язык, китайский, плавание, шахматы, хореография.

— Как его воспитываете?

— Когда сына держишь в ежовых рукавицах и потом, в определенном возрасте, вдруг отпускаешь, то его не удержать, – сказала Соня. – А вот когда человек свободен в своем выборе, то он сам знает, что ему надо.

— Главное, чтобы парень был нормальной ориентации, – добавил Глызин. – Он у нас артистичный малый, спортивный, но музыкой всерьез пока не занимается.

Алексей

— Поговаривали, что накануне юбилея Глызин сделал пластическую операцию?

— В следующем своем полувеке непременно к этому приступлю. Планирую подтянуть себе ягодичные мышцы, ну и все такое прочее, – смеется Алексей.

— Кого из знаменитостей вы считаете сексапильными?

— Леше нравится Тина Тернер, – отвечает за мужа Соня.

— Не только. Многие пытаются быть сексапильными, а другим это дано от природы. Мадонна, Траволта, Микки Рурк...

— Говорят, вы любите красивые автомобили?

— С детства! Одно время я часто ездил в Западную Европу – за иномарками. Лучшие оставлял себе, остальные продавал или раздаривал. Я не жадный – могу запросто подарить автомобиль родственникам или друзьям.

— И на десерт вопрос: ваши любовные планы? После концерта у служебного входа вас по-прежнему ждет толпа поклонниц.

— Хочу им во всем сознаться: я – примерный семьянин и со своей верностью жене вряд ли могу быть интересен кому-то еще. А интимные планы у меня такие: работать, работать и еще раз работать над девочкой!

— Соня, разделяете планы мужа?

— Разделяю. Единственное опасение – пока получались только мальчики (у Алексея есть еще взрослый сын от первого брака. – М. С.).

— Пока не будет девочки, я не успокоюсь! – улыбнулся Глызин.

10.01.2004
МИХАИЛ САДЧИКОВ
Фото СЛАВЫ ГУРЕЦКОГО

www.smena.ru

 

Алексей Глызин: "Слова любви не звучат под "фанеру"

— Алексей, говорят, вы никогда не поете под фонограмму?

— Концерты мы с моими музыкантами играем "живьем", по-честному. Многие коллеги меня считают чокнутым за эту страсть к натуральному звуку, но я просто на дух не переношу "фанеру". А уж петь под нее про любовь – вовсе последнее дело.

— Сейчас реанимированы почти все звездные ВИА 70-х, их концерты проходят с аншлагами в самых престижных залах. Есть среди "возрожденных" проектов и "Веселые ребята" – правда, собрались они далеко не в звездном составе. Меломаны мечтают о том, что группа когда-нибудь вновь воссоединится с вами, Александром Буйновым, Виктором Чайкой...

— В принципе все возможно. Но Буйнов пока против участия в "Веселых", а без него проект не склеивается.

— Как, кстати, поживают эти ваши закадычные друзья?

— Чайка недавно женился, у него большие надежды, связанные с личной и творческой жизнью. За барабаны Витя возвращаться не собирается – слишком тяжелый хлеб. Он теперь известный композитор, певец – это занятие попроще. Что касается Буйнова, то у него очень сильный продюсер, а именно – супруга Аленка, девушка "со взором горящим", волевая особа. Сашина карьера целиком в ее нежных и сильных руках.

— А вы бы не хотели иметь такого продюсера?

— Я вообще человек свободный. У нас в коллективе полнейшая демократия, мы вольные птицы, никому жестко не подчиняемся.

— Говорят, вы пробовали заняться бизнесом...

— Не слишком удачно. Бензоколонки мои, нажитые непосильным трудом, прогорели. Я, может быть, занялся бы шоу-бизнесом, но он у нас какой-то странный, извращенный. Подчиняется в большей степени "понятиям", чем настоящим законам и элементарной логике.

— А Алексей, сын от первого брака, чего достиг?

— После школы пошел работать на ТВ, окончил режиссерские курсы, а потом и институт. Одно время работал в компании "ВИД", еще при Листьеве. Влад, с которым мы пересекались на гастролях, говорил о моем сыне теплые слова. Сейчас Леша – на НТВ.

— Почему же его папу не так часто крутят по "ящику"?

— Меня жаба душит платить за телеэфир. Обидно: я же помню времена, когда артистов не только приглашали сниматься в "Утреннюю почту", но и платили гонорар – пусть небольшой, но тут дело принципа.

— Одно время Пугачева активно использовала вас в своих программах. Но эта ниточка, похоже, порвалась?

— У нас остались нормальные, даже дружеские отношения. Никаких обид с моей стороны быть не может. Обычно к ней приходят артисты: "Пожалуйста, послушайте меня, пожалуйста, возьмите в программу!" Мне это ни к чему. Во-первых, не считаю, что должен кого-то о чем-то просить. Во-вторых, свобода, в том числе творческая, все же важнее лишней возможности "засветиться".

— Вы согласны, что "песня строить и жить помогает"?

— Конечно. Вот "То ли воля, то ли неволя" – песня на все случаи. Один парень прислал мне письмо, где рассказал, что эта баллада помогла ему психологически адаптироваться в армии. А однажды после концерта в Московском дворце молодежи ко мне подошел молодой человек и сказал: "Я собирался вешаться от несчастной любви, но услышал, как вы поете "Все позади", и передумал!" Не раз бывшие заключенные говорили мне, что песни Глызина помогали им сохранять веру в любовь и жизнь даже в тюрьме.

— Правда, что у вас большой автопарк?

— Я с детства обожаю машины, а потом это переросло в страсть коллекционера. Одно время ездил в Германию к приятелям, которые помогали доставать машины. Это был и бизнес, и хобби. Ехали эскортом в семь-десять машин. У меня в хозяйстве перебывали всевозможные авто, из них осталось четыре машины. На одной ездит жена, к другим имею доступ только я.

— В свое время вы пытались реализовать какой-то музыкальный проект в США, часто там бывали...

— Я и сейчас бываю там частенько. Но известно, что иностранцу встроиться в музыкальный бизнес Штатов крайне сложно. Зато я оценил качества американского солнышка и езжу туда погреться.

— Столичная пресса, подводя итоги 2003-го в шоу-бизнесе, назвала и ваше имя – к сожалению, в печальной номинации "Самое сенсационное ограбление артиста". Припомните, как все происходило?

— В моей московской квартире все лето было открыто окно, а живу я на втором этаже, рядом с козыречком, что оказалось грабителям на руку. Правда, на окнах были решетки, но больше декоративного характера. Автомобильным домкратом их раздвинуть нетрудно. Деньги лежали в простой тумбочке – никаких сейфов, сигнализации. Сумма – очень приличная, это долг, который предстояло вернуть выручившим меня людям.

— Стало быть, все дело в вашей халатности?

— Я бы назвал это даже не халатностью, а покрепче и пообиднее для меня самого. Эта пропажа просто выбила из колеи – у меня нет никаких накоплений. Зато получил возможность убедиться: счастье не пропорционально количеству денег.

— А чему же?

— Количеству друзей, которые готовы прийти тебе на помощь.

09.02.2004
МИХАИЛ САДЧИКОВ
www.grammy.ru