На главную

Биография

Новости

Интервью

Пресса

Фотоальбом

Интересное

Песни

Форум

Гостевая

От автора

 

22 Апреля 2001 [18:15-18:45], в гостях: Алексей Глызин

В прямом эфире радиостанция "Эхо Москвы" музыкант Алексей Глызин.
Эфир ведут Матвей Ганапольский, Елена Кандарицкая, и Теодор Ефимов

А. ГЛЫЗИН: Добрый день, дорогие друзья, мне очень приятно, что я в прямом эфире "Эха Москвы". Это действительно прямой эфир?
Т. ЕФИМОВ: Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошую фонограмму записал, да?
Т. ЕФИМОВ: Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: На все случаи жизни. Присылайте ваши сообщения, поздравляйте друг друга, как мы обычно делаем, как делает Леша Венедиктов, когда он в моем эфире, шлите поздравления друг другу, я их с удовольствием буду зачитывать. Мы разделимся. Теодор и Лена будут беседовать с Алешей Глызиным по поводу… у него тут важное событие намечается, а я буду читать ваши поздравления и к ним будем пришпандеривать песню Леши. А сейчас пускай он нам споет.
Т. ЕФИМОВ: Это был, как сейчас модно называть, ремикс, да?
А. ГЛЫЗИН: Де, ремикс. Это "Веселые ребята", музыка Володи Матецкого, слова Миши Шаброва. Эта песня была исполнена "Веселыми ребятами", потом перепета мной. Дай Бог здоровья Павлу Яковлевичу Слободкину.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Алеш, у вас будет концерт в "России", да? Когда последний раз был у вас там концерт?
А. ГЛЫЗИН: В концертном зале "Россия" у нас были в основном сборные концерты или съемки. Последний раз это был февраль месяц в программе "Ваша музыка", где часть концерта была предоставлена мне. Большие сольные концерты состоялись в спорткомплексе "Олимпийский", это было ровно 10 лет назад, это было три памятных концерта. Они мне дороги, вспоминаются с большим благоговением.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 10 лет назад, с ума сойти.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Потом вас как-то стало меньше слышно. Правда, ваши мелодии звучали, но, тем не менее, вас было не много. Где вы были? Что было?
А. ГЛЫЗИН: В то время появилось слово "шоу-бизнес", оно стало крепнуть, крепнуть, росло и росло, и, наконец-то, оно выросло в такой большой нарыв. И, возможно, скоро прорвется, и стержень выпадет, тогда все встанет на свои места. По этому случаю я решил, что все-таки пора сказать снова о том, что я есть еще, накопил денег и, думаю, что после этого я буду есть значительно меньше, поскольку это дорогое удовольствие.
Т. ЕФИМОВ: А, так он 10 лет просто деньги копил.
А. ГЛЫЗИН: Конечно. Недоедал практически. На самом деле, была масса причин и объективных, и субъективных. Просто какая-то усталость, звездность.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Донимало.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Про кого бы сказал, но не про тебя уж.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Но выступали где-то на периферии, нет?
А. ГЛЫЗИН: Я уезжал. Был какой-тот период, когда я просто уезжал из страны, набирался опыта в различных странах, государствах, это было интересно, на самом деле, посмотреть, чем занимаются люди, как они работают в студии звукозаписи. Это очень полезно, это очень познавательно. И сегодня я могу сказать, что я созрел для того, чтобы проводить эти концерты в Москве и делать эксперименты в нашей студии, которые были бы полезны и интересны всем.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кстати, вспомни, когда Алеша был у нас.
А. ГЛЫЗИН: Это было год, может быть, полтора назад.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И я ему задавал этот вопрос, который ты задал сейчас. Я его спросил, прочему люди очень известные перестают… И я помню его ответ. Он сказал: а знаешь, так иногда принимаешь решение отойти в сторонку. Мне это очень понравилось, я это часто цитирую. Отойти в сторонку.
А. ГЛЫЗИН: Как в анекдоте про стадо, когда стояли теленок и старый бык, и он сказал: мы потихонечку спустимся, и все стадо… то самое… Может быть, тот самый случай.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Абсолютно верно, тот самый случай. Потому что не надо, против лома нет приема, как говорят. И надо действительно себя в этом как-то осознать и почувствовать.
А. ГЛЫЗИН: Сидящие в студии понимают, о чем речь. Я надеюсь, что наши радиослушатели тоже вникают в суть вопроса. Не все так просто.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Алеша, песни, которые вы будете показывать, это будет что-то, что вы пели раньше, это будут совсем новые песни? Или вообще что-то новое? Может быть, это будут романсы, например?
А. ГЛЫЗИН: Там будет один замечательный новый романс, абсолютно непохожий ни на что и ни на кого. Это будет такая – модное слово – ретроспектива, то есть это песни, которые звучали раньше, это период и "Веселых ребят", и новый абсолютно материал, и песни, которые были уже с группой "Ура", после того, как я ушел из "Веселых ребят". Там и "Пепел любви", и "Зимний сад", и "Ангелы", и "Волей-неволей" и многие другие.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: "Преклоняюсь перед моими учителями "Битлз", "Ролинг Стоунз" и "Пинк Флойд". Хорошие учителя. А здесь у нас уже есть: "Поздравляю Мишу Фещенко с 10-летием. Здоровья, счастья. Оля". Оля, мы с удовольствием передаем поздравление Мише.
А. ГЛЫЗИН: Это замечательный возраст.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 10 лет – все нормально, все впереди. Спасибо за советы, как восстановить голос. Я все это сделаю, причем, одновременно.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Ты обратил внимание, что нам прислали капустный рецепт, но теперь капуста так подорожала, что вряд ли ты сможешь воспользоваться.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут предлагают некое гомеопатическое средство. Порошок жженой квасцы – половина чайной ложки. В общем, много. У нас есть поздравление, потому что мы сейчас послушаем одну из самых знаменитых замечательных песен Глызина. И вот: "Поздравляю себя и любимую жену с рождением сына".
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Хорошо. Мы тоже поздравляем.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вот интересная штука: "Алексей, вспомни школу 1137. С большим приветом, Юрий. Если есть возможность, позвони". Номер телефона потом дам.
А. ГЛЫЗИН: Да, отлично помню эту школу. Прекрасная школа.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Наверное, это твой одноклассник.
А. ГЛЫЗИН: Да, я учился в этой школе. В 5 классе был выгнан там из пионеров.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: За что?
А. ГЛЫЗИН: За поножовщину.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ах, хороший артист к нам пришел.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: А почему раньше не предупредил? Я бы не так близко сидела.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И скольких ты замочил, Глызин?
А. ГЛЫЗИН: Я лично никого не мочил.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мне нравится: поножовщина. Какой класс? В пятом классе поножовщина?
А. ГЛЫЗИН: Поножовщина, Бог с ней. Но когда исключали из пионеров, я даже плакал, мне было обидно, конечно. Но мы защищали благородно.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: За девочку?
А. ГЛЫЗИН: Нет, просто отстаивали идею.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Троих зарезали, а так все было нормально.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Сейчас будет самая знаменитая песня. Знаешь, сегодня для меня звучала песня Теодора. А сейчас песня прозвучит для нашего звукорежиссера, для замечательной Светланы Ростовцевой.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И для всех. Но песню эту вы знаете, это совершенно замечательная штука. Эту замечательную песню написал Виктор Чайка, который был у нас неоднократно в эфире. Виктор, добрый день.
В. ЧАЙКА: Добрый день.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не забыты ваши рассказы. Знаменитая фраза: "Носить жмура". Правильно я сказал?
В. ЧАЙКА: Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Помнишь, Лена?
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Помню, конечно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что это значит?
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Я не запомнила.
В. ЧАЙКА: Как же? Это похороны.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Это тебе не ревендук.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня хранится запись его передачи, где Чайка рассказывал про свое детство, юность. Это можно было умереть. У нас здесь Глызин. Что ты ему хочешь сказать?
В. ЧАЙКА: Глызину?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно. А кому же?
В. ЧАЙКА: Я бы мог ему спеть, но он это делает намного лучше меня.
А. ГЛЫЗИН: Ты лучше станцуй.
В. ЧАЙКА: Поэтому просто скажу. Я очень рад, что один из моих самых любимых певцов наконец-то соизволил сделать сольные концерты в Москве.
А. ГЛЫЗИН: Вашими молитвами.
В. ЧАЙКА: Да, нашими молитвами. Я думаю, что это, действительно, событие и в твоей, Леша, жизни и вообще в жизни людей, которые любят популярную музыку и, в частности, тебя, я таких…
А. ГЛЫЗИН: Не забудь прийти 29 и 30, ты в концерте заявлен.
В. ЧАЙКА: Ах, так! Прийти в бухгалтерию или куда ты меня приглашаешь, я не понял?
А. ГЛЫЗИН: Нет, на сцену. С бухгалтерией разберемся позже.
В. ЧАЙКА: А то, что тебя любят и знают, ты видел и на моих концертах, когда выступал, как зал тебя принимал горячо. Поэтому я думаю, что у тебя будут очень успешные концерты. И это будет очередной задел к твоему триумфальному шествию дальше. Опять надо сделать сольники, как в 90-м году.
А. ГЛЫЗИН: Надеюсь, ты билеты уже купил.
В. ЧАЙКА: Когда мы играли в "Олимпийском"? В каком году это было?
А. ГЛЫЗИН: Это был памятный 91-й год. Три концерта аншлаговые, помнится.
В. ЧАЙКА: Да, в "Олимпийском". Поэтому он начнет расти и кончит "Олимпийским".
А. ГЛЫЗИН: Или наоборот. Мне приятно, что ты сегодня вместе с нами. Спасибо тебе за замечательные слова. Я думаю, что скоро увидимся и пообщаемся по-настоящему.
В. ЧАЙКА: Спасибо тебе за песни.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Выпивать будете, что ли?
А. ГЛЫЗИН: Не только, и закусывать тоже.
В. ЧАЙКА: Мы не только выпиваем, когда встречаемся.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело в том, что – не знаю, Виктор, слышали ли вы или нет, - он две минуты назад сказал, что в пятом классе устроил в школе поножовщину.
Т. ЕФИМОВ: Вы не принимали в этом участия случайно?
В. ЧАЙКА В этой поножовщине, к счастью, я не принимал участия. Но страсть Алексея к холодному оружию и прохладному известна далеко за пределами места, где он живет. Поэтому для меня это не удивительно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да там уже нет никого на этом месте, где он живет. Витя, спасибо большое за пожелания и всего самого наилучшего.
А. ГЛЫЗИН: Витя, увидимся, спасибо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, кстати, г-н Чайка, будем вашу песню слушать, "Пепел любви" называется.
В. ЧАЙКА: Очень хорошая песня.
А. ГЛЫЗИН: Это мой заказ уже, это я заказал Чайку.
В. ЧАЙКА: Это одна из моих любимых.
Т. ЕФИМОВ: Заказали, да.
В. ЧАЙКА: Я тогда пойду включу радио и буду слушать.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Как, Витя, а до этого вы нас не слушали?
В. ЧАЙКА: Нет, я слушал вас по телевизору, а сейчас…
Е. КАНДАРИЦКАЯ: По телевизору, это хорошо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы вездесущи, учти.
В. ЧАЙКА: А сейчас буду по радио слушать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо, что были на месте.
В. ЧАЙКА: Спасибо вам.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вообще, у него, конечно, криминальное: то поножовщина, то говорит: "Я заказал" Чайку, то ли Чайку он заказал, то ли…
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Если вы обратили внимание, он все-таки за идею.
Т. ЕФИМОВ: Нет, "Пепел любви" - это он ее сжег.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, это другой способ. Давайте послушаем. Сейчас у нас на телефонной связи известный Борис Краснов. Боря, добрый день.
Б. КРАСНОВ: Добрый.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это Ганапольский, я голос потерял, проблемы.
Б. КРАСНОВ: Где твой голос?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Остался за рамками студии. Ты знаешь, мы здесь до того, как тебя набрали, очень много о тебе говорили. Я тебе скажу, в каком контексте. Мы говорили о том, что существуют удивительные люди, прекрасные художники удивительные меценаты. Например, Глызин сказал, с чего началось, ты же ему оформляешь концерт. И он сказал, что это поразительное твое решение сделать это бесплатно, оно просто невероятное. Спасибо тебе огромное от всех радиослушателей. Глызин здесь, что-то корчится, что-то с ним…
А. ГЛЫЗИН: Боря, мы здесь, в студии.
Б. КРАСНОВ: Я понял.
А. ГЛЫЗИН: Тебе плохо что-то? Мы скоро увидимся с тобой.
Б. КРАСНОВ: Слушай. Мы сидим работаем, ждем тебя.
А. ГЛЫЗИН: Я буду скоро.
Б. КРАСНОВ: Собрались все ингредиенты, необходимые службы. Вот, и все очень воодушевленно относятся к твоему концерту.
А. ГЛЫЗИН: Капусту уже везут.
Б. КРАСНОВ: Я тебе скажу такую штуку, что я скажу не тебе, а Ганапольскому, что это очень хорошо, это очень здорово, что Глызин делает концерт. Мы, честно говоря, так как он пришел неожиданно, из засады, как Чапаев, бывает ситуация, когда лежит, как у композитора, мелодия, вот, были такие размышления, мысли, которые, когда он сказал, что хочет делать концерт, я понял, что это лежит и стонет для него. И вы это увидите на концерте. Я считаю, что это очень классно, потому что Глызин олицетворяет целое поколение совершенно специальных людей, такие, я бы сказал, трубадуры улицы, такие романтики, которые делали наши дворы, улицы, эти мальчики с челочкой, с гитарой, мы им завидовали, их любили девочки…
А. ГЛЫЗИН: Надеюсь, и сейчас любят. Почему в прошедшем времени?
Б. КРАСНОВ: Я имею в виду, когда мы были молодыми. Сейчас-то любят всех, а тогда вас, с гитарой, любили особенно. Я пытался рисовать, соперничать. Ничего не получилось.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты знаешь, после всех этих слов, Боря, это твое решение, о котором мы говорили ранее, оно просто поразительно.
Б. КРАСНОВ: Ты чувствуешь, да?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: О чем ты говоришь? Скинуть 20 штук… Ну, не важно, вы там договоритесь. Но твой подход, конечно, замечательный.
А. ГЛЫЗИН: Боря, я тебе хочу сказать комплимент. Зато сейчас, не знаю, как было раньше с девочками, но сейчас ты в полном порядке, и ты убрал всех. Я видел, какие у тебя секретарши, - ты меня извини, пожалуйста.
Б. КРАСНОВ: Сидят, вышил на работу. Ждут тебя из прямого эфира.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас мы его отпустим, через 15 минут. Борис, спасибо, и успешной тебе работы.
Б. КРАСНОВ: Спасибо, что позвонил.
А. ГЛЫЗИН: Спасибо тебе большое.
Б. КРАСНОВ: Всем успеха, пока.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, а как тебе, друг мой, Глызин?
Т. ЕФИМОВ: Я его давно знаю и давно люблю. Мало того, он давно, совсем давно, не 91-й год, а гораздо раньше, в 81-м, пел в "Веселых ребятах", помню, была у меня такая песенка "Летний дождь" "Веселых ребят" есть, у меня его голос дома лежит.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Кстати, мы так много говорим о том, что будет, а мы не говорим, когда. Скажите, когда?
А. ГЛЫЗИН: Концерты состоятся 29, 30 апреля в концертном зале "Россия". Поэтому, дорогие мои радиослушатели, если будет возможность, приходите, пожалуйста.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как-то сейчас принято это все с безумными балетами делать, со всеми делами. Как ты делаешь вечер свой?
А. ГЛЫЗИН: Что я могу на это сказать? Балет, который я очень люблю, ценю и уважаю, это театр "Релеве". Это художественная гимнастика, чемпионки мира и Европы, которые защищали флаги нашей страны и делали это достойно, сейчас организовали свой театр, который называется "Релеве" (это "подъем" с французского). Но, к сожалению, они 26-го отчаливают в Грецию. Видимо, там теплее, и в Греции, как говорят, все есть, хотя у нас сейчас тоже все есть. Поэтому мне придется это делать без них. Но при всем при этом, может быть, не будет стереотипа, а то обычно балет "Тодес", "Тодес" балет с тем, с другим и с третьим. А сейчас мы покажем просто музыку, не будем отвлекаться на красивые тела, беготню и т. д.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: А кто музыканты? Кто будет?
А. ГЛЫЗИН: Во-первых, это костяк – мой коллектив. Саксонов – клавишные, Александр Мацуев – гитара, Андрей Моисеев – барабаны, Ярослав Упоров – бас-гитара. Конечно, у нас звукорежиссер – Виктор Тищенко и приглашенные ребята. Это духовая секция и секция Лени Агутина, три девушки замечательные бэк-вокалистки, Олег Белов, гитарист, который вместе со мной работал, и клавишник, тоже замечательный, молодой. Также будут приглашенные мои друзья. Это Владимир Петрович Пресняков-старший.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, будут все-таки выступать?
А. ГЛЫЗИН: Да, поскольку я записывал некоторые песенки, например, "Песенка про меня", которую исполнила замечательно Алла Пугачева, написанная Зацепиным и Дербеневым, которую я спел на дне рождения, сыграет на сопрано-саксофоне. Также будет прекрасная вокальная группа "Премьер-министр", Юлия Началова, молодая певица, она мне очень нравится. Мы поем дуэтом. Сейчас пишется этот дуэт, музыка написана, сейчас ос словами проблемы. Но буквально осталась неделя, и мы лихорадочно об этом думаем. Также, конечно, Виктор Чайка и многие другие мои друзья, которые в финале должны выйти и спеть одну добрую, хорошую песню. Я их всех не буду называть, чтобы не открывать секретов этого таинства.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хороший набор народа. Чайка, значит, отработает свое. Не только будет в зале видеть и бутерброд кушать.
А. ГЛЫЗИН: Он еще билет купит, придет и отработает.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу, чтобы мы сейчас с вами послушали еще одну песню. Тут очень много заявок на "Сорренто". "Сорренто" будет в конце. А сейчас давайте послушаем "Север-Юг".
А. ГЛЫЗИН: Это новая песня.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас осталась буквально еще минутка на разговор. После этого "Сорренто" послушаем. Здесь очень много сообщений на пейджере.
А. ГЛЫЗИН: Про яйца?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, теперь "Гоголь-моголь".
А. ГЛЫЗИН: Прекрасная штука. Я в детстве любил.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Говорят: "Прочитайте замечательный рассказ Куприна "Гоголь-моголь" о том, как в подобной ситуации лечился Шаляпин. Желаю успеха. Галина Марковна". Галина Марковна, ваш совет – самый лучший, потому что Шаляпин…
Т. ЕФИМОВ: Ты знаешь, когда один грузин говорит: "Послушай, что у русских такое, они все время говорят "Гоголь-моголь"? Что это такое?" А другой говорит: "А, это них такой "Шекспир-мекспир". У нас финальная песня. Мы желаем тебе… Пожелай ему, я не могу больше.
Е. КАНДАРИЦКАЯ: Я просто хочу, чтобы 29 и 30 апреля пришло, как можно больше людей на ваш концерт. Мы придем тоже, потому что нам очень нравится ваше творчество. И вообще, чтобы у вас было очень много-много концертов.
А. ГЛЫЗИН: Спасибо большое радиостанции "Эхо Москвы", я ее очень люблю и слушаю постоянно. Спасибо еще раз и надеюсь на будущие встречи.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был А. Глызин.